Новосемейкино. Радиоцентр №1 | Гаврилова Поляна - Дорога 1000 жизней

Новосемейкино. Радиоцентр №1

В свое время мне удалось побывать в подземном бункере Радиоцентра №1 в поселке Новосемейкино. Это была небольшая частная экскурсия, проведенная для нескольких человек начальником Радиоцентра №1 Александром Николаевичем Максимовым.
После экскурсии Александр Николаевич уделил мне время. Рассказал об истории радиоцентра, о том, как сейчас на объекте отлавливают диггеров, желающих самостоятельно проникнуть в бункер.
А когда я рассказал Александру Николаевичу о своих проектах «Самарская область: забытые истории» и «Дорога 1000 жизней», он передал мне множество фотографий и текст его книги «Дирекция» с разрешением опубликовать его на страницах моего проекта, что я и делаю.

 

Александр Николаевич МАКСИМОВ,
начальник Радиоцентра №1
ДИРЕКЦИЯ
Самара, 2001

Я родился в 1946 году в селе Красный Яр, что расположен у слияния двух речек – Сок и Кондурча. В детстве, летней порой, мы с пацанами, целыми днями плескались в их ласковых объятиях. Но детство пролетает быстро. В школе в пятом классе увлёкся радиотехникой, радио-кружок при Доме пионеров. Как оказалось, это увлечение стало делом всей моей жизни. Поступил в институт связи, на вечернее отделение и пошёл работать лаборантом, а затем инженером по науке на кафедру радиоприёмников этого института. Мне не хотелось «нагружать» родителей, отец инвалид, мать часто болела. Работал, учился и занимался любимым делом – радио конструированием. Мои конструкции неоднократно были призёрами всесоюзных выставок творчества радиолюбителей, дипломный проект награждён серебряной медалью Выставки Достижений Народного Хозяйства в Москве. После окончания института предлагали остаться в институте, но пошёл работать на Радиоцентр №1, в Новосемейкино, и не жалею об этом. 

Помню, было мне лет пять, отец вечером нёс меня на кордышках (плечах) домой из бани. Меня заинтересовали светящиеся вдали рубиновые «иголочки». Я спросил – Папа, что это такое? Он ответил, что это какой-то секретный объект – «Дирекция». Прошло много лет, и судьба сложилась так, что я стал начальником этого объекта. Так что же это за секретная «Дирекция», которую многие так называют и сегодня?
В сороковых годах прошлого столетия, передача «газеты без проводов» — так охарактеризовал радио В.И. Ленин, в нашей стране, как и во всём мире, осуществлялась радиопередатчиками мощностью не более 100 киловатт — мощных радиоламп ещё не существовало, а использование параллельного включения нескольких маломощных ламп по техническим причинам имело свой предел. Молодой советский учёный А.Л.Минц предложил вместо сложения мощностей радиоламп применить сложение мощностей радиопередатчиков – так появились мощные, для того времени, передатчики Малый Коминтерн, а затем и Большой. Они вывели СССР на первое место в мире по мощности радиовещательных передатчиков. Правительством перед учёными была поставлена задача, создать ещё более мощный передатчик. Так родился проект сверхмощного радиовещательного передающего центра, в котором были использованы самые передовые, по тем временам, научные разработки. Радиоцентр предполагалось построить под городом Курск.
Была выбрана площадка, на заводах изготовлена часть оборудования – строительство началось. Начавшаяся Великая Отечественная война внесла коррективы в ход всех работ. Решением ГКО и СНК СССР от 1 июля 1941 года строительство было перенесено в глубокий тыл, в Заволжье, под город Куйбышев с изменением конструкции технического здания – создать его, с учётом требований военного времени, в подземном варианте. Вследствие перебазирования многих ленинградских предприятий на восток производство радиоаппаратуры и радиоламп прекратилось. Нужно было срочно вывезти из осаждённого Ленинграда через Ладогу лампы, большое количество изготовленных и частично незаконченных деталей и оборудования. Баржа с основной частью груза избежала бомбёжек и обстрела, но изза сильного шторма затонула в 8 километрах от места назначения – Новой Ладоги. Оборудование было перегружено водолазами с затонувшей баржи на другую, а затем в железнодорожные вагоны. Последующие партии бесценного груза также переправлялись через Ладогу, но значительная часть его была утеряна.
Общая организация строительства и ведение строительных работ было возложено на Управление особого строительства НКВД СССР. Начальником строительства радиостанции был назначен В.В. Волков, техническим руководителем А.Л. Минц. Наркомат связи СССР назначил Дирекцию строительства радиостанции (объект No15), на которую возлагалась организация поставки оборудования, обеспечение технической документацией, подготовка радиостанции к эксплуатации после окончания строительства. Директором строящегося объекта No15 был назначен Л.А. Копытин, главным инженером Н.В. Юловский.
Площадка выбиралась из соображений, что строительство крупных передающих радиоцентров велось на расстоянии не менее тридцати километров от крупных городов – площадку искали именно в этом радиусе. Сказалось и то, что по этой территории проходила одноколейная железнодорожная ветка на строительство гидроузла. До войны строительство Куйбышевской ГЭС было спроектировано возле устья реки Сок, у Жигулёвских ворот, там, где Царёв курган. Для строительства было заложено несколько посёлков, один из них так и назвали – «Управленческий». Были и лагеря для заключённых, которые обеспечили бы строительство рабочей силой. После войны строительство гидроузла по технико- экономическим соображениям перенесли выше, ближе к Ставрополю (ныне г. Тольятти). Имелась и энергобаза – уже работала Безымянская ТЭЦ, которая находилась практически рядом. Это было важным фактором, КПД передающих станций был низким, электроэнергии требовалось много. Выбор пал на площадку в районе посёлка Новосемейкино, Красноярского района.
Одно из первых упоминаний об Объекте No15 имеется в записке от 7 июля 1941 года, составленной зам. гл. инженера УОС НКВД СССР Радецким и нач. отдела инженерных изысканий Поляковым направленной в Исполком Куйбышевского облсовета. В ней говорилось: «Управление особого строительства НКВД СССР просит срочно оформить отвод двух земельных участков под строительство Объекта No15. Сообщаем, что эти участки находятся возле посёлка Новосемейкино Красноярского района и переданы на вечное пользование колхозу «Пробуждение». Участок No1 имеет площадь 98 га, No2 – 12 га. Общая площадь двух участков составляет 105 га. Имея в виду срочность в строительстве Объекта No15, УОС НКВД СССР просит Исполком Куйбышевского облсовета разрешить немедленно приступить к отводу и освоению вышеупомянутой площадки».
Через два дня, в среду 9 июля 1941 года общее собрание колхозников колхоза «Пробуждение» Новосемейкинского сельсовета постановило: «Учитывая важность государственного строительства с изъятием земли 105 га согласиться без замены равновеликой площади в другом месте. Учитывая, что в районе свободных земель нет, ПРОСИТЬ (выделено по тексту) Красноярский Исполком райсовета депутатов трудящихся войти в ходатайство перед вышестоящими организациями об уплате колхозу и колхозникам денежной компенсации за затраченный труд и посевы».
Ещё через два дня 11 июля 1941 года Исполнительный комитет районного совета депутатов трудящихся решает: «Учитывая важность государственного строительства и то, что общее собрание колхоза пробуждение не возражает против изъятия 105 га земли под государственное строительство без компенсации земельной площади в другое место, просьбу Особстроя удовлетворить…» Информации о ходатайствах в пользу выплаты колхозникам денежной компенсации в протоколе Исполкома райсовета нет. В протоколе содержалась просьба в адрес Областного совета депутатов трудящихся – утвердить решение районного исполкома.
Тогда же, в июле 1941 года, были выполнены разбивочные работы на месте сооружения антенных башен. Специальная комиссия, рассмотрев документы и разбивку на местности, составила акт о том, что соответствующие работы были выполнены хорошо. «Центры точек «А» и «Б» (геометрические центры двух башенных комплексов) закреплены в натуре деревянными столбиками на глубину 1 метр, центры башен закреплены кольями на глубину 0,5 метра, центры квадратов и углы их закреплены колышками»
К осени 1941 года на месте строительства собрались все его основные участники, вся техническая элита того времени – задание было сверхособое. Группа Наркомсвязи во главе с А.Д. Фортушенко, Л.А. Копытином, В.А. Шершавиным; большая часть проектно-монтажного треста НКС с задачей радикально переработать комплексный проект и выполнить монтажные работы; филиал треста «Стальконструкция» с научно-техническим руководителем З.И. Моделем, который должен был завершить изготовление радиоаппаратуры и источников питания. Недостающие детали изготовлялись по указанию Куйбышевского обкома ВКП(б) различными местными предприятиями.
В сентябре 1941 года начали рыть котлован для подземного технического здания – один одно кубовый паровой экскаватор и около восьми тысяч заключённых, а необходимо было двадцать пять тысяч. Но шла война, рабочие руки были очень нужны и на других объектах. Объём земляных работ составил 60 тыс. куб. метров. По проекту здание двухэтажное, железобетонное, монолитное с толщиной стен в 1 метр. Объём внутренних помещений 32400 куб. м., полезная площадь – 6000 кв. м. На перекрытии второго этажа технического здания песчаный слой толщиной 1,5 м., на который уложена защитная железобетонная плита толщиной 2 м. Всё это обеспечивало надёжную защиту технического здания при попадании в него самой мощной, по тем временам, 500 килограммовой авиабомбы. К концу марта 1942 года все бетонные работы был закончены, а зима была очень суровая. По инициативе партийной и комсомольской организаций строительства в защитную плиту забетонировали капсулу с письмом к потомкам, подписанным руководством строительства и его активными участниками (место не известно). Параллельно строительству технического здание шёл монтаж оборудования. Соответственно регулировка и настройка радиоаппаратуры проводились в незаконченных строителями помещениях и при незавершённом монтаже.
Антенные системы радиостанции проектировалась как сооружение из двух отдельно стоящих групп башен- излучателей (по четыре башни в группе); длинноволновые — четыре башни высотой по 205 метров и средневолновые – четыре по 150метов. Каждая башня представляла собой острую трёхгранную пирамиду из стальных труб. Башни свободностоящие, без оттяжек, изолированные от земли они опирались на бетонные фундаменты через фарфоровые изоляторы. Монтаж башен проходил в тяжёлых зимних условиях при сорокаградусном морозе и очень сильном ветре, что особенно опасно при работе на высоте, но, несмотря на всё это, за время монтажа у рабочих не было ни одного несчастного случая.
Более чем за полгода до окончания настройки, в мае 1942 года, станция впервые вышла в эфир неполной мощностью – это через девять месяцев после начала строительства, а на это отводилось всего два с половиной месяца. О том, кто и чем поплатился за это, история умалчивает.
В мае 1942 года обстановка на фронте осложнилась. Началась Сталинградская эпопея. Необходимо было принять особые меры к сохранности технического здания, в котором были сосредоточены уникальная аппаратура, большое количество ценнейшего оборудования и материалов. Техническая зона была огорожена колючей проволокой , вдоль которой было много постов военной охраны с сторожевыми собаками, а для защиты радиостанции от воздушных налётов в районе строительства были установлены зенитные батареи. Не обошлось при строительстве и без «ЧП». Как вспоминает начальник строительства В.В. Волков «… на завершающем этапе сооружения антенных башен, когда станция уже работала, по временной схеме, и мы готовились к её сдаче, произошло «ЧП». В районе строительства стоял низкий, густой туман, был конец рабочего дня. Мы, с главным инженером А.Л. Минцем, услышали гул мотора пролетавшего самолёта. Этот гул не удивил нас, так как стройка находилась в районе расположения авиационных заводов. Вдруг раздался резкий, рассекающий воздух специфический звук, напоминающий свист бича….Всё стихло. Что это? Вбежавший дежурный сообщил, что упала одна башня. Четырёхмоторный самолёт ТБ-3, сбившись с курса и нарушив коридор полёта, налетел на одну из наших 200-метровых башен. Башня рухнула, не задев остальных трёх. Она легла всего в 10-15 метрах от проходной будки, перегородив нашу основную дорогу к воротам из Тех.зоны(в ул. Советская – там раньше была проходная ). Экипаж самолёта погиб. Было принято решение о переносе срока сдачи объекта. Для восстановления башни требовалось 150 тонн специальных стальных труб. Заводы, изготовлявшие башни, уже выпускали танки. Был проведён тщательный поиск и ревизия сортности труб на всех стройках в ближайшей округе. В результате сконструировали новую башню из нефтяных труб, работы произвели в предельно короткие сроки…». 20 сентября 1942 года первая очередь станции (600 КВт) вступила в опытную эксплуатацию. Начались её испытания на передачах. «Радиостанция, писал А.Л. Минц, фактически начала свою работу ещё 6 октября 1942 года, что принесло большую пользу во время Сталинградской битвы, так как стало возможным передача правдивой информации на русском и немецком языках». Голос этого сверхмощного радиоцентра на средних волнах было слышно во всей Европе, Северной Африке, на всей территории СССР, а в вечернее время и в Америке. Однако при том, что техническая часть практически уже была готова к передаче информации, с последней были проблемы, о чём свидетельствует следующий, когда то секретный, документ.

Исх.No6 от 15.01.1943 г.
Председателю всесоюзного радиовещательного
комитета при СНК тов. Поликарпову.
Копия: Заместителю наркома связи Союза ССР тов.
Фортушенко А.Д.
По вопросу: Обеспечение объекта No15
качественными передачами.

Построенный объект No15 по своей мощности и маневренным свойствам позволяет вести средневолновое вещание, на большой территории. Постройкой объекта получена возможность осуществления иновещания (радиовещание на иностранных языках)в средневолновом диапазоне одной или двумя программами на волнах, близких к тем, которые до настоящего времени практически монопольно использовались Германией и её вассалами для широчайшей пропаганды… С вводом в эксплуатацию объекта No15 получена возможность противопоставить этой пропаганде хорошо слышимое советское вещание на волнах обычных для европейского слушателя… За истекшее время выяснились недостатки, требующие Вашего срочного вмешательства…. Практически, как показала опытная эксплуатация, Куйбышевское отделение ВРК не в состоянии обеспечить подачу необходимых программ на Объект No15. Передачи или не даются совсем, или сопровождаются большими накладками одной программы на другую из-за плохого монтажа и плохих усилителей. Так совершенно неудовлетворительна, по своему составу, и имеющаяся граммотека. Достаточно сказать, что к удивлению европейских слушателей в течение месяца через уникальную по своим достоинствам радиостанцию ежедневно передавались пластинки с имитацией пения петухов и запетых куплетов Утёсова: «Всё хорошо, прекрасная маркиза».
Прошу Вас принять самые решительные меры к быстрейшему исправлению создавшегося положения.
1. Необходимо срочно передать в г. Куйбышев полноценные художественные программы тонфильмов и грамзаписей.
2. Возвратить увезённое оборудование и исправить дефекты, допущенные в монтаже, командировав в г. Куйбышев т. Горон с группой монтажников.
3. Наметить мероприятия по организации в г. Куйбышеве сильной группы по иновещанию, снабдив её необходимыми условиями для создания красочных и острых по содержанию программ.
Директор Объекта No15, гл.инженерЦУРиРНКСвязи /Копытин Л.А./» 

Радиостанция в течение года находилась в опытной эксплуатации и к началу осени 1943 года была предъявлена к сдаче. Успешному завершению строительства способствовало руководство радиостанции, в том числе директор Л.А Копытин и главный инженер Н.В. Юловский. Председателем Государственной комиссии был А.Д Фортушенко, его заместителем по строительной части профессор В.М. Келдыш. Акт Госкомиссии утверждал Л.П. Берия. Труд коллектива строителей и монтажников получил высокую оценку Советского правительства. Большая группа работников была награждена орденами и медалями. В 1946 году ряду участников строительства этого уникального, самого мощного в мире радиоцентра, были присуждены Государственные премии СССР.
Радиоцентр построен и сдан в эксплуатацию, уникальному сверхмощному передатчику присвоен позывной РВ-390, а война ещё гремела. Специалисты, построившие объект, были отозваны на другие, не менее важные, объекты. А.Л. Минц, чьё детище оставалось под Куйбышевым, после войны занимался Останкинским телецентром, ядерными ускорителями… – плоды его труда известны всему миру.
Для успешной работы центра необходимы были грамотные специалисты – часть была оставлена из персонала строителей, остальных готовили из наиболее грамотных местных жителей. На предприятии были организованы специальные курсы, а затем в ускоренном варианте техникум. Начались трудовые будни радиоцентра. Госкомиссии центр был предъявлен только в средневолновом диапазоне, так как запроектированные опорные фарфоровые изоляторы московского завода «Фарфор» не выдерживали длительной нагрузки даже средневолновых башен-антенн высотой 150 метров и весом 75 тонн каждая. На заводе не было испытательного стенда, поэтому изоляторы испытывали на радиоцентре. В качестве испытательного стенда использовалась одна из башен длинноволновой системы, высота башни 205 метров, вес 100 тонн. Башни этой антенной системы не работали, временно, из за отсутствия изоляторов, стояли на специальных стальных проставках. После испытаний изоляторы устанавливались под башни средневолновой антенны, где за месяц выходило из строя около десяти изоляторов, а под этой антенной системой было 75 опор с изоляторами. Шла война и радиоцентр, который так нужен был фронту, не имел права на простои, эксплуатация шла в очень сложных условиях. Поэтому на совещании по Ленд-лизу, которое состоялось при участии дипломатических миссий союзников находившихся до 1943 года в Куйбышеве, как в военной столице, был заключён договор с США на поставку фарфоровых изоляторов для этого радиоцентра. В конце войны на подводных лодках изоляторы были доставлены и за лето 1945 года после изменения конструкции опор американские изоляторы фирмы «LAPP» в количестве 150 штук были установлены под все башни антенных систем. После этого радиоцентр, в соответствии проекту, начал устойчиво работать как на длинных, так и на средних волнах. Эти изоляторы оказались очень надёжны в работе, за 70 лет работы центра вышло из строя всего несколько штук.
Война закончилась, и волны Объекта No15 передали на весь мир голос Левитана о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.
После окончания войны, прикомандированные на военный период эксплуатации специалисты, были отозваны, но часть из них по распоряжению Министерства связи СССР была оставлена – это Юловский Николай Всеволодович, Бакумов Виктор Николаевич, Козырев Николай Афанасьевич и другие. Начальником радиоцентра No1 был назначен Кавтарадзе Константин Иванович. Работы было много, при строительстве во время войны при сжатых сроках многое было сделано по временным схемам, а в мирное время всё это необходимо было переделать. Пришли два трофейных немецких передатчика Телефункен, которые для обеспечения радиовещания на коротких волнах необходимо было смонтировать в кратчайшие сроки, что и было с честью выполнено – это передатчики РВ-105 и РВ-117. Также, в конце войны, были получены и запущены в работу несколько маломощных, коротковолновых трофейных передатчиков для радиосвязей и специальных видов работ. На антенном поле для коротковолновых передатчиков были построены специальные ромбические антенны.
В 1952 году Кавтарадзе К. И. перевели на другую работу и, на его место, был назначен Васильчёнок Алексей Прокопьевич, а на место главного инженера Юловского- Селезнёв Иван Илларионович. Юловский Николай Всеволодович был переведён в Москву и впоследствии стал главным инженером Останкинской телебашни. Техника развивалась, появились новые разработки в электронно вакуумной области (радиолампы) и, естественно, они должны были найти применение на радиоцентре, при строительстве которого были использованы самые передовые идеи. Так используемые в мощных высоковольтных источниках питания анодов радиоламп ртутные выпрямители были заменены на выпрямители с мощными вакуумными тиратронами типа ТР- 15/40. Эксплуатация ртутных выпрямителей была очень сложной и опасной. Это устройство было разборным и занимало помещение 5 х 4 метров. При аварийном пробое, что случалось довольно часто, его приходилось разбирать и чистить, а в нём несколько вёдер ртути. Из воспоминаний бывшего работника энергогруппыВорожейкинаДмитрия, что при авариях, когда корпус выпрямителя разрушался, им приходилось в резиновых сапогах лопатами и веником собирать с пола ртуть. Ртути на предприятии было очень много, но в 1997 году при обследовании этих помещений специальными службами санэпидемнадзора её следов обнаружено не было – объяснить это специалисты не могли. Также появились новые с улучшенными параметрами мощные генераторные радиолампы ГУ-23А, которыми заменили устаревшие Г433А – их в передатчике было около 80 штук. При этом пришлось внести серьёзные изменения в схему передатчика и заменить часть специального оборудования. Но всё это позволило значительно повысить надёжность работы центра. Если говорить о надёжности, то этот передатчик РВ-390, состоящий из шести передатчиков-блоков ( два канала по три блока в каждом) мощностью по 200 киловатт каждый,при аварии на одном-двух блоках, оставшимися блоками мог длительно работать с полной излучаемой мощностью. Технические остановки с перерывами в вещании составляли менее десяти минут за год, в этом, как и во многом другом, ему не было равных. Передатчик был способен работать полной мощностью на длинных или средних волнах, а также половинными мощностями (поканально) одновременно на длинных и средних волнах. Но в соответствии нового волнового расписания по радиовещанию он должен был работать на длинных волнах в круговом направлении на расстояние до тысячи километров полной мощностью на первой, главной, общесоюзной программе, при этом средневолновая антенная система «Точка Б» оставалась не у дел. Поэтому было принято решение один из трёх стокиловаттных возбудителей передатчика переделать в самостоятельный средневолновый радиовещательный передатчик мощностью 150 киловатт. Возбудитель – это генератор-усилитель радиочастоты, обеспечивающий работу отдельных блоков-передатчиков как одно целое. Коллектив радиоцентра, имея большой опыт строительства и эксплуатации мощных радиопередатчиков, с работой прекрасно справился – так появился передатчик РВ-258 транслирующий на средних волнах третью общесоюзную литературную программу. Это была заслуга прекрасного специалиста, главного инженера радиоцентра, СелезнёваИвана Илларионовича, перешедшего в 1960 году в КОНИИР в качестве руководителя, а в 1966 году возглавившего кафедру радиопередатчиков в Куйбышевском Электротехническом Институте Связи (КЭИС, сегодня ПГУТИ). Я, будучи студентом, слушал его прекрасные лекции и сдавал ему экзамен по радиопередающим устройствам. Коллектив радиоцентра пользовался заслуженным авторитетом в области мощной радиопередающей техники, о чём свидетельствуют в своих воспоминаниях старейшие работники радиовещания. Ходорковский Александр Львович, бывший с 1949 по 1956 годы главный энергетик РЦ-1 –« Коллектив РЦ-1 не только занимался эксплуатацией своего оборудования, но и оказывал помощь другим радиопредприятиям. Так после подчинения старой радиостанции (сегодня это здание телецентра) областного вещания РВ-16 Радиоцентру -1, было принято решение модернизировать и умощнить передатчик. Душой проекта был Иван Илларионович Селезнёв. Его идея заключалась в переводе передатчика на современные лампы и увеличения мощности с 10 до 50 киловатт. Он сильно рисковал, оголив основное производство, ведь в бригаду по реконструкции были отобраны самые квалифицированные работники, около 20 человек, из всех отделов. И случись, как теперь говорят, нештатная ситуация, ему пришлось бы нести ответственность. Но этой ситуации не случилось, и это говорит о зрелости коллектива и отлаженности производства. С присущей ему настойчивостью Иван Илларионович взялся за нелёгкое дело. На территории РЦ-1 располагался большой склад радио и электрооборудования, вывезенного из Германии в счёт репараций. На этом складе мы подбирали детали и необходимое оборудование. И всё же нам приходилось постоянно проявлять чудеса изобретательности и изворотливости, решать на ходу сложные технические задачи. Припоминается один эпизод — на РЦ-1 мы подготовили  модуляционный трансформатор, и его требовалось перевезти на РВ-16. Трансформатор был высокий, центр тяжести расположен высоко. Мы погрузили его в ГАЗ-51, закрепили растяжками к бортам, за руль сел один из самых опытных шоферов нашего гаража, а я сел рядом, на всякий случай, оставив дверцу кабины открытой. Следом за нами шла ещё одна грузовая машина с бригадой рабочих из моего отдела. Мы осторожно поехали по Новосемейкинскому (ныне Московскому) шоссе, на полпути преграда, пост ГАИ. Весь транспорт направляют в объезд, на шоссе ведут ремонтные работы по укладке асфальта. Съехать в кювет, поехать в объезд, с таким грузом было немыслимо. Я объяснил начальству дорожников ситуацию, и мне разрешили проехать. И мы поехали по горячему асфальту, оставляя после себя глубокую колею. И тут шофёр сопровождавшей машины Павел Чубченко двинулся за нами, хотя он-то мог съехать в кювет, и был за это наказан проколом в техталоне. Трансформатор благополучно довезли и установили. Окончание монтажных работ решили отметить товарищеским ужином в ресторане, выбрали ресторан гостиницы «Центральная». Вспоминается такая деталь — в гардеробе ресторана не хотели раздевать Л.О.Троянова, т.к. он был одет в телогрейку. Понадобилась тонкая дипломатия Селезнёва И.И., чтобы разрешить ситуацию.
В 1956 году передатчик РВ-16 был сдан в работу».
Бернштейн Айзик Израйлевич, бывший начальник РЦ-5 а позднее РЦ-3 — «Судьбе было угодно, что несколько лет моя работа была связана с коллективом РЦ-1. В 1956г при строительстве телецентра выбор площадки пал на место, где располагалась радиостанция РВ-16 работавшая на областном вещании, передатчик которой незадолго до этого был реконструирован коллективом РЦ-1. При этом Министерство связи приняло решение передатчик отправить в Астрахань, а областное вещание временно передать РЦ-1 на передатчик РВ- 258. Одновременно на расширенном совещании, с участием руководства КДРСВ и РЦ-1, решили силами радиопредприятий КДРСВ и РЦ-1 смонтировать новый передатчик для областного вещания на РЦ-5, на Мехзаводе. Мне поручено было  возглавитьэти работы. Монтаж продолжался более года. Чтобы координировать работы, приходилось очень часто зимой и летом бывать на РЦ-1, где я сблизился не только с руководством, но и со многими работниками Радиоцентра. Я приезжал консультировать бригадиров монтажных групп и обеспечивать их чертежами, материалами, начиная от дюраля, крепежа, лакотканей и кончая спиртом для приготовления бакелитового лака. Большой объём работ выполнила механическая мастерская под руководством Л.О. Троянова. Монтажники изготовили шкафы передатчика и контурные системы из медной жилы высокочастотного кабеля. Они же смонтировали и установили шкафы и контура непосредственно на РЦ-5. Группа водоснабжения с А.И. Кривошеевым и Каморжиномреконструировала систему охлаждения, смонтировав внешнее кольцо охлаждения. Для этого ими были изготовлены теплообменные аппараты, установлены насосы внешнего кольца, проложены трубопроводы. Для консультаций приезжал руководитель отдела В.Н. Бакумов. Монтажники  энергоотдела вместе с Ворожейкиным смонтировали тиратронах, включая трансформаторов для них. Настройку выпрямителя произвёл руководитель отдела Ю.А. Базырин. Монтажник РЦ-1 А.И. Шишкин вместе с работниками РЦ-5 смонтировали силовые и релейные щиты, пульт управления . Работники антенно- мачтовой группы с Котовым И.И. установили антенну высотой 56 метров, как временный вариант, выполненную из железных труб,. Настройкой передатчика руководил бывший с  В.К Корниловым и мощный выпрямитель на изготовление накальных  главный инженер РЦ-1 Селезнёв И.И. В это время он уже работал директором КОНИИРа. Большая группа техников РЦ- 1 училась на заочном отделении КЭИС. Мне пришлось рецензировать дипломные работы П.Н. Стрелкова, В.И. Елина, Забойкина, Гапонова. Все они стали опытными инженерами и занимали руководящие должности.
С благодарностью вспоминаю нашу совместную работу с коллективом РЦ-1, которая закончилась пуском нового передатчика РВ-16 в 1957 году.
За это времяя многому научился, приобрёл опыт, что помогло мне в будущем возглавить Радиоцентр No3».
12 марта 1959 года Постановлением Совета Министров СССР за No254 Радиоцентр №1 города Куйбышева переименован в Куйбышевскую радиовещательную станцию им. А.С. Попова. Решение правительства о присвоении радиоцентру имени великого русского учёного, изобретателя радио, говорит о высокой оценке заслуг объекта. Но радиоцентр был «закрытым» предприятием и использовать это почётное имя, официально, было разрешено только в 1975 году.
В послевоенные годы радиоцентр являлся хорошей школой подготовки высококвалифицированных руководящих кадров для Министерства связи. Это продолжилось и в наше время. Так после 1960 года начальник центра Васильчёнок А.П. и главный инженер Селезнёв И.И. ушли на повышение. Их сменили Галевский В.Д. Васенин В.К., позднее Стрелков П.Н. и Елин В.И.. Коллектив центра, имея высококвалифицированных специалистов различных уровней, продолжал пополнять и совершенствовать своё оборудование. В 1961-1962 годах взамен небольших связных коротковолновых передатчиков были получены и, в одном из переоборудованных помещений грузовых входов, установлены два современных связных передатчика типа ПК-2М. Все работы по монтажу и настройке передатчиков, по сложившейся в послевоенные годы традиции, коллектив радиоцентра выполнил своими силами.Передатчики начали работать на зарубежных и внутрисоюзных радиосвязях. Для обеспечения надёжности их работы решили построить самодельный подменный передатчик, работой руководил молодой инженер Данилов Юрий Павлович. Уже через год передатчик начал успешно выполнять свою работу.
При строительстве радиоцентра рядом построили посёлок барачного типа, в котором сначала жили строители, затем эксплуатационный персонал с семьями. В посёлке была столовая, баня, медпункт, детский садик, красный уголок с киноустановкой, радиоузел, электрическое освещение, центральное водоснабжение – в то время такого не было ни в одном населённом пункте Красноярского района, даже в его районном центре. Появление такого культурного и технического центра оказало немаловажное влияние на жизнь района. Комсомольская организация радиоцентра изготовляла для населённых пунктов района подарки, — детекторные приёмники, самый мощный в мире радиовещательный центр позволял в радиусе около ста километров принимать на такой приёмник радиопередачи с достаточной, для коллективного прослушивания, громкостью. Это практически при отсутствии проводного радиовещания и телефонной связи играло большую роль в доведении новостей в стране и мире до населения. Мой отец вспоминал, как натянув повыше и подлиннее антенну он шарил остриём иглы по кристаллу детектора стараясь добиться как можно большей громкости приёма, а рядом всегда собиралось много соседей. Мой учитель физики Калистратов Виктор Александрович рассказывал, что 1949 году была сформирована бригада, в том числе и учителя, которая заготовила в лесу столбы, установила их и, натянув провода, подала с радиоцентра электроэнергию в Красный Яр. Так в райцентре появилось электричество, до этого работал небольшой генератор с двигателем на лигроине подающий ток на часть объектов села.
В 1948 году своими силами начали строительство больницы и десяти двухквартирных коттеджей, а затем и четырёх многоквартирных двухэтажных домов – так родилась улица Попова. За зданием больницы располагалось антенное поле небольшого радиоприёмного центра, его оборудование находилось в одном из помещений больницы. Центр принимал радиовещательные программы с других передающих радиоцентров и, при авариях на кабельных линиях, обеспечивал программами передатчики радиоцентра. Во время войны рядом с посёлком, на пригорке уопушке леса была построена конюшня (конный парк), в котором содержались как выездные, так и рабочие лошади – из автомобильного транспорта на радиоцентре была лишь одна полуторка. В послевоенные годы проходную перенесли ближе к посёлку, рядом построили большую казарму для персонала военной охраны, которую, после передачи охраны радиоцентра от военной части в систему ВОХР, переделали под восьмилетнюю школу, конный парк передали областному племенному хозяйству, заменив гужевой транспорт на автомобильный. В одном из коттеджей по улице Попова разместили детский садик, к которому затем пристроили большое дополнительное здание. В 1968 году построили 16-ти квартирный двухэтажный жилой дом на улице Радио. Посёлок разрастался, доходы радиоцентра позволяли это, в планах было строительство новой школы-десятилетки, но снова, как и в военные годы, ЧП. В ночь с22 на 23 апреля 1971 года после пересменки между четвёртой и третьей сменами в подземном техническом здании возник пожар. Как вспоминает начальник третьей смены заступившей на ночное дежурство Гаврилова Нина Алексеевна – « … через некоторое время после пересменки мне показалось, что в техздании чувствуется слабый запах горелого, на это не обратили внимания, приняв во внимание, что днём была профилактика оборудования, и проводились сварочные работы. Но через некоторое время дежурный по нижнему этажу Ведринцева Нина сообщила, что внизу, в помещении фильтровой передатчика РВ-117, горит один из маслонаполненных высоковольтных конденсаторов. Передатчик отключили и вместе с дежурным по передатчику Инчаковым А.Е. пытались затушить возгорание переносными огнетушителями, но попытка не увенчалась успехом, дым быстро распространялся по нижнему этажу. О пожаре сообщили начальнику радиоцентра Стрелкову Павлу Николаевичу,главному инженеру Елину Виктору Ивановичу и в пожарную охрану. От руководства команды на отключение передатчиков не было. Дежурные с верхнего этажа сообщили, что задымление уже сильное и дышать трудно. Я приняла решение о эвакуации дежурных и тут в техздании всё погасло – это кто то произвёл «гашение станции» (отключение энергоснабжения техздания) специально предусмотренным устройством расположенным вверху грузового входа. В техздании осталось только аварийное освещение, от аккумуляторов, но при задымлении оно помогало мало. Дежурные нижнего этажа вышли через грузовой вход, верхнего, вместе со мной через подземный фидерный тоннель антенной системы точки «Б» где догнали Елина В.И., который успел спуститься в техздание. Выбравшись из тоннеля мы побежали к техзданию. Когда пробегали мимо шахты второй вент системы, то услышали доносившиеся оттуда крики. Как оказалось это Каморжин П.Н. и Зайцев , которые, не успели выйти с дежурными нижнего этажа через грузовой вход. Приёмные окна вент системы заделаны несколькими рядами толстого уголка – защита от проникновения и осколков гранат. Пришлось автогеном вырезать уголки, чтобы достать людей. , при этом на них сыпались раскалённые искры. Прибывшие пожарные, около 15-20 машин, затушили пожар. Пострадавших при пожаре не было. Радиоцентр «встал»…».
При ликвидации последствий пожара люди сутками не выходили из техздания, у всех было только одно желание – снова услышать голос родного передатчика. На расчистку завалов от сгоревших передатчиков приезжали студенты и работники института связи (КЭИС)и я, лаборант кафедры приёмников, также принимал в этом участие. Это было первое моё знакомство с подземным сооружением, вскоре ставшее моим «родным домом». В результате героических усилий коллективарадиоцентра и большой помощи с других радиоцентров под руководством главного инженера объединения (КДРСВ) Царькова В.И. накануне девятого мая передатчик снова вышел в эфир, временно, на пониженной мощности,только одним блоком. Радости не было предела! Москва телеграммой поздравила всех с успешным выходом в эфир. Через несколько дней передатчик заработал полной мощностью.
Передатчики РВ-105 и РВ-117 сгорели, восстановлению не подлежали и радиовещание на коротких волнах прекратилось. В начале 1973 года, взамен сгоревших передатчиков , были получены два современных коротковолновых передатчика «ПУРГА» – это будущие РВ-393 и РВ-394. К концу лета они были установлены, приступили к настройке. После окончания института 6 августа 1973 года я был принят инженером в производственную лабораторию радиоцентра. Лаборатория занимала ведущую роль в монтаже и настройки передатчиков. Она состояла из десяти человек, в том числе четыре инженера, Данилов Ю.П. – начальник лаборатории и инженеры – Терпугов Н.С., Никулин В.С. (переведён на время монтажа и настройки с передвижной радиостанции)и я, новый инженер. К концу года передатчики были сданы в опытную эксплуатацию. В них была применена система автоматической перестройки на десять заранее подготовленных частот, это намного облегчало работу дежурного персонала. Помню такой забавный случай – передатчики 393 и 394 работали на разных частотах и заданиях. Служба технического контроля, расположенная в стороне от нас, с помощью специального радиоприёмника осуществляла выборочный контроль работы этих передатчиков. Смена частот на этом приёмнике занимала по времени больше, чем на наших передатчиках. При аварийной остановке на одном из передатчик ов, этим и воспользовалась Нина Алексеевна Гаврилова, начальник третьей смены. Как только техконтроль звонил и говорил, что нет, какого то, передатчика, она, только одной кнопкой, перестраивала рабочий передатчик на частоту аварийного, а техконтролю говорила, чтобы они точнее настроили приёмник, передатчик в эфире. Такая игра продолжалась 10-15 минут, пока аварийный передатчик не включился в работу. Потом, вместе с дежурными техконтроля, они долго вспоминали этот анекдотичный случай.Но, первое время, эти передатчики доставляли нам много хлопот – современную техническую базу старые работники не знали, поэтому всё техническое обслуживание было возложено на лабораторию с молодыми инженерами. Лаборатория же взяла на себя руководство и изготовление нового подменного коротковолнового передатчика,старый не мог осуществлять подмену передатчиков «ПУРГА», так как они работали в однополосном режиме. За 1974 год подменный был построен и запущен в работу. Был объявлен конкурс на название передатчика, ему дали имя «СОК» — Самодельный Однополосный Коротковолновый. Этот «самодельный», пока работали коротковолновые передатчики, с честью выполнял свою работу. После постройки подменного передатчика лаборатория, набравшись опыта, замахнулась на, «святая святых» — передатчик военного времени, РВ-390. Решили заменить в его шести мощных анодных выпрямителях тиратроны, сменившие после войны ртутные выпрямители, на полупроводниковые диоды как более надёжные. Такая замена уже была осуществлена на передатчиках «ПУРГА». За 1975-1976 годы эта работа была выполнена.
Пожар на коротковолновых передатчиках в 1971 году явился началом перевооружения радиоцентра. Эту работу возглавила производственная лаборатория радиоцентра с молодыми специалистами под руководством талантливого инженера Данилова Юрия Павловича.На предприятии ещё работало много опытных работников послевоенного времени — Кувшинов Л.М., Козырев Н.А., Бакумов В.Н., Семагин И.М., ЛисневскийЛ.И., Корнилов В.К., Бучинцев И.Д., Макеев А.П., Максимова С.П. и ещё много других прекрасных специалистов. Они верили в способности молодой лаборатории. В 1976 году нам предложили забрать с Ленинграда опытный образец одного блока современного радиовещательного передатчика мощностью 500 киловатт. На этом блоке завод проводил опыты перед запуском в серийное производство мощного передатчика длинных и средних волн «ТАЙФУН». Оборудование пришлось своими силами демонтировать в Ленинграде и отправлять в Куйбышев. В течение двух лет передатчик был смонтирован на месте средневолновой части передатчика РВ-390 и запущен в работу с мощность в два раза больше заводской. Он, как более современный, надёжный и мощный, заменил передатчик РВ- 258 переделанный в послевоенные годы из возбудителя.
Передатчик во время опытной эксплуатации показал себя не с лучшей стотроны, выявились заводские недоработки в системах управления и защиты. Выходную мощность равную мощности передатчика военных времён РВ-390 он обеспечивал всего пятью мощными дорогостоящими радиолампами, а в 390 их около восьмидесяти. Для обеспечения сохранности при высоковольтных пробоях в этих дорогостоящих радиолампах (одна стоила как автомобиль «Жигули») была применена специальная быстродействующая электронная защита. При срабатывании защиты радиослушатель замечал только секундное «заикание». На ежегодном собрании при подведении итогов работы за год с юмором было отмечено, что РВ-258 «прозаикал» за год роман «Война и мир», передатчик транслировал литературную, третью союзную, программу. Но скоро специалисты лаборатории, внедрив около пятидесяти рационализаторских предложений, добились его устойчивой работы. Передатчик в итоге получился хорошим, но имел один существенный недостаток – одноблочный он не мог сам себя резервировать при авариях, как многоблочный РВ-390. Было принято решение на месте строго 258-го построить подменный передатчик мощностью 1000 киловатт для подмены нового передатчика. И снова лаборатория была впереди, через два года, в 1979 , передатчик бы готов к работе. Помог в этой большой и сложной работе Радиоцентр No3, что на 16-ом километре Московского шоссе, они изготовили металлоконструкции шкафов и смонтировали шкаф маломощных выпрямителей. На конкурсной основе передатчику дали имя «РОСА» — Радиовещательный Однотактный Самодельный Анодная модуляция. Министерство связи СССР, увидев способности специалистов радиоцентра в постройке мощных радиовещательных передатчиков, решило заменить передатчик РВ-390, с честью отработавший почти сорок лет, на современный «ТАЙФУН», который уже выпускался серийно. В конце 1981 года был получены два бока передатчика с комплектом умощнения. Перед радиоцентром была поставлена задача, умощнить каждый пятисоткиловаттный блок до тысячи киловатт и заменить ими шестиблочный передатчик РВ-390. Суммарная мощность излучаемого радиосигнала нового передатчика состоящего из двух блоков должна быть равной 2000 киловатт. Передатчик военных времён должен быть демонтирован. Так как при этом мощность радиоизлучения передатчиков радиоцентра возрастала почти в три раза, то существующая энергобаза ( высоковольтная силовая подстанция) была уже не способна на это.
Поэтому одновременно с монтажом нового передатчика планировалось начать строительство и новой силовой подстанции, уже не в подземном техническом здании, а на краю технической зоны радиоцентра, рядом с Московской автомобильной дорогой.Замену передатчика планировалось проводить поэтапно, сначала три первых блока (первый канал), а затем второй канал. Перерыва в работе передатчика при этом не должно быть, только снижение излучаемой мощности на первом этапе. Но Данилов Ю.П., в это время уже главный инженер, предложил другой вариант – умощнить один блок сразу до заданной мощности, 2000 киловатт. При этом использовать новую разработку – энергосберегающий бигармонический режим, а второй блок оставить для будущего развития. Расширенное заседание технического совета, рассмотрев расчёты, одобрило предложение Юрия Павловича, и работа закипела. Для установки нового оборудования демонтировали второй канал блочного передатчика, первый канал продолжал работать половинной мощностью. В конце 1984 года монтажные работы были закончены, и началась настройка. Новая силовая подстанция тоже была уже готова к работе. Настроечные работы успешно закончены, передатчик был предъявлен приёмной комиссии, которая оценила выполненную работу на ОТЛИЧНО. Это явилось весомым подтверждением достоверности расчётов и гениальность идеи Юрия Павловича.Обновлённый, более мощный передатчик РВ- 390 типа «ТАЙФУН» принял почётную эстафету от своего военного предшественника.
В 1995 году Данилов Юрий Павлович заслуженно занял должность начальника радиоцентра, бывший начальник Стрелков Павел Николаевич умер, а меня назначили на должность главного инженера. Оставшийся второй блок передатчика не давал нам покоя. И коллективом было принято решение – на месте первого канала старого передатчика смонтировать из оставшегося, Тайфуновского, блока точную копию нового передатчика РВ-390 и заменить им передатчик РВ-258. В 1991 году передатчик мощностью 2000 киловатт был предъявлен приёмной комиссии и успешно принят в эксплуатацию. Министерство связи было очень удивлено, когда к работе был предъявлен новый, более мощный, передатчик РВ- 258, дополнительного оборудования для этого не поставлялось, и задача по умощнению не ставилась. Но передатчик есть, и он был допущен к работе.
На этом, почти через пятьдесят лет, произошло второе рождение радиостанции – радиопередающее оборудование было полностью заменено и излучаемая мощность радиосигнала увеличена в четыре раза. Через некоторое время старый передатчик РВ-258 перестроили, изготовили для него специальную антенну и запустили в работу на программе «Юность». Но антенна оказалась неудачной, и передатчик остался без работы.
В 1997 году Данилов Юрий Павлович перешёл на другую работу, связанную с энергосистемами, меня назначили на должность начальника центра, а главным инженером Гаригу Георгия Дмитриевича, работавшего до этого начальником радиопередающего цеха. Работы по модернизации радиопередатчиков продолжались. Появились новые разработки по энергосберегающим режимам, которые нами с успехом были использованы на наших передатчиках. Это дало большую экономию в потреблении электроэнергии. Но техническая революция наступала, появились новые средства передачи информации – сотовые телефоны, интернет, цифровое радиовещание и телевидение. Для этих средств уже не требовались мощные источники энергоснабжения, как для наших передатчиков. Поэтому интерес к мощным передатчикам со стороны Министерства связи упал, и в 1998 году нам не было выделено средств на приобретение мощных радиоламп для передатчика РВ-390. Этим нас принуждали к остановке передатчика. По решению коллективов радиоцентров входящих в объединения СУР-3 (Союзный Узел Радиовещания и радиосвязи No3),месячная премия всего объединения была потрачена на приобретение радиоламп для передатчика РВ-390, и он продолжил работу.
В 1999 году, 6 мая рядом с башней-антенной, которую в 1942 году сбил транспортный самолёт ТБ-3, была установлена памятная мраморная плита с перечнем имён всего погибшего экипажа и православный крест. Ежегодно 7 мая, в честь дня Победы в Великой Отечественной войне на этом месте проводятся торжественные мероприятия.
Но неотвратимое приближалось, пришло распоряжение — 3 декабря 1999 года в 00 часов 00 минут по московскому времени передатчик РВ-390 снять с вещания и вывести из эксплуатации. После, почти, шестидесятилетней работы, когда то, самый мощный в мире передатчик, с позывным РВ-390, замолчал навсегда. Это было началом конца Куйбышевской Радиовещательной Станции имени А.С. Попова ( Радиоцентр No1, Объект No15). На Радиоцентре No1 в работе остался только один передатчик РВ-258, передающий на пониженной мощности центральную программу «РАДИО РОССИИ».
Первого февраля 2003 года всё объединение (уже ЦРР-3) вместе со всеми радиоцентрами, как экономически убыточное, было передано под начало Самарского ОРТПЦ (Самарский Областной Радио Телевизионный Передающий Центр).Мощное радиовещание постепенно выводилось из работы.
В конце апреля 2005 года пришло очередное распоряжение – «10 мая 2005 года в 00 часов 00 минут по московскому времени передатчик РВ-258 снять с вещания и вывести из эксплуатации». Так через 63 года после первого выхода в эфир Радиоцентр No1 (Объект No15) прекратил свою работу. В 1941 году началось строительство Радиоцентра, а в 2005 году, через 64 года, приступили к демонтажу оборудования. Шестьдесят три года Радиоцентр с честью выполнял Правительственное задание, полученное в начале Великой Отечественной войны – трансляцию основной радиовещательной программы государства на центральную, европейскую часть России. Но технический прогресс сделал своё дело – радиоцентр, когда то самый мощный в мире, построенный по последнему слову техники, сегодня устарел и уступает дорогу современным технологиям. После демонтажа оборудования подземного технического здания в июле 2010 были демонтированы, взорваны, башни – антенны, которые с войны были визитной карточкой посёлка Новосемейкино. Жители, работники радиоцентра со слезами на глазах смотрели как со «стоном» стальные гиганты падали на землю. И мне, последнему начальнику Радиоцентра No1, когда то в детстве любовавшемуся волшебными рубиновыми огоньками, пришлось погасить их навсегда. Но, я верю, что ещё долго этот район посёлка Новосемейкино многие будут называть – «ДИРЕКЦИЯ»! 

Начальник Радиоцентра No1 А. Н. Максимов. Апрель, 2011 год. 

В статье использовались некоторые архивные данные, выдержки из публикаций в прессе и воспоминания старейших работников. 

БАТЮШКОВ В.П. 

Радиоцентр —
самый мощный в свои времена.
Семьдесят лет
эти башни надёжно стояли.
Был возведён,
когда грохотала война.
Фронт далеко,
Сколько прошло
поколений отличных радистов.
Здесь обрели они
свой многолетний причал.
Делали всё,
чтоб всегда безупречно и чисто
Голос Москвы
на полмира отсюда звучал.
Стал он ненужным,
в практичные наши года.
Не возродить,
не вернуть, ничего не исправить.
Нет этих башен…
Башням высоким —
навеки высокая память !
казалось, что будут они всегда…
но зенитки его охраняли. 

Читайте также:

error: Content is protected !!