Забытый Никольский монастырь

Почти каждый житель Самары знает, что старинные каменные ворота, стоящие около входа в окружной военный госпиталь на улице Осипенко, когда-то были воротами одного из самарских монастырей. Однако, что за монастырь здесь был? Когда был создан и когда закрыт? Какие строения появились «на костях» монастырского кладбища? На все эти вопросы в краеведческой и православной литературе по истории нашего города ответов нет. Не претендуя на полное исследование данного вопроса, мы решили восполнить этот пробел, настолько, насколько это позволяют сделать сохранившиеся о монастыре сведения.

Воскрешенный монастырь

Никольский монастырь не был первым мужским монастырем в Самаре. Давным-давно существовал в нашем городе другой монастырь — во имя Спаса Преображения, на месте между Успенской и Преображенской церквами. Когда именно был построен этотъ монастырь- не известно, но, судя по актам отвода земел в его владение, можно отнести время его построения к началу самой Самары. Упразднили этот монастырь в 1738 году.
Известно, что мысль о необходимости воскресить в Самаре мужской монастырь возникла у Самарского епископа Евсевия. По его заключению лучшим местом для нового монастыря стала земля у урочища «Вислый камень», на берегу Волги, общей площадью 77 десятин, 586 сажень. Губернатор Самары согласился с этим и Городское общество, по его настоянию, в 1857 году выделило Епархии эту землю с тем только условием, чтобы монастырь не препятствовал городу брать с берега Волги, прилегающего к отводимому участку, бутовой камень.
Однако, строительство монастыря началось не сразу, так как в том же году, Самарская Епархия, для получения средств на постройку монастыря, сдала эту землю в аренду горожанам. По этому поводу между городским духовенством и самарским губернатором Константином Карловичем Гротом возникли разногласия. Ведь земля была выделена под постройку монастыря, а не для получения с нее прибылей Епархией. Однако, вскоре конфликт был улажен.
В монастырь начали поступать пожертвования горожан. Помещик Симбирской губернии Астраханцев пожертвовал деревянный дом, из которого была построена первая деревянная больничная церковь во имя Божией Матери всех скорбящих радость, (освящение состоялось 29 июня 1860 года). Икона Божией Матери всех скорбящих радость была перенесена из Крестовой церкви. В 1861 году была построена неизвестными самарскими благотворителями уже каменная церковь во имя Святителя Николая, с двумя колокольнями. Самый большой в монастыре Никольский храм был построен в 1909 году. Впрочем, мы забежали немного вперед.
В 1861 году в монастыре уже насчитывалось около 50 монахов и ему потребовался официальный статус. В этом же году преосвященный Феофил обратился в Синод с ходатайством о разрешении открыть монастырь, на что, 1 ноября 1863 года, последовало высочайшее соизволение. Этот день и является датой основания Самарского Николаевского штатного общежительного мужского монастыря 3-го класса.
В книге Петра Алабина «Двадцатипятилетие Самары, как губернского города (Историко-статистический очерк)», изданной в 1877 году можно прочитать следующие строки, посвященные стараниям Преосвященного Феофила по открытию Никольского монастыря и наделения его всем необходимым: «Преосвященный Феофил, имея в виду скудость средств на сооружение и содержание проектируемаго монастыря, ходатайствовал пред Св. Синодом об упразднении одного из существующих монастырей в какой либо епархии, где за множеством их, можно это сделать без ущерба интересам благочестия и о переводе штата закрытаго монастыря на проектируемый монастырь. Св. Синод уважил это ходатайство и указом от 19 сент. 1860 г. предписал Христофору, епископу Вологодскому, в епархии котораго многие монастыри, от излишества оных, при малочисленности братии, находятся в крайне скудном состоянии, представить свои соображения об упразднении одного из монастырей его епархий. Вследствие этаго распоряжения, был закрыт Сольвычегодский Николо-Коряжемский 3-е классный монастырь, так как он был беден монашествующими (10 человек) и находился в 15 вер. от другаго монастыря Введенскаго, что в Сольвычегодске, куда и была переведена братия упраздненнаго Монастыря. Штатный оклад упраздненнаго Монастыря переведен в Самарский монастырь. Из этого оклада велено производить жалованья в год: настоятелю по 57 р. 15 к., казначею по 10 р. 2 к., 4-м иеромонахам и 2-м иеродиаконам по 6 р. 90 к., 4-м монахам по 5 р. 73., на содержание братии, монастырских зданий и церковныя потребы 286 р. 11 к., взамен служателей столько же сколько было назначено Коряжемскому монастырю, т е. 240 р».
Описание монастыря, в той же книге, гласит: «Ныне в монастыре находятся: странноприимный дом, двухэтажный, на каменном фундаменте, — довольно обширное здание; каменный, двухэтажный, на 13 саженях, корпус, в верхнем этаже которого помещается настоятель и монастырская библиотека, а в нижнем братия; полукаменный дом на 8-ми саженях, для помещения братии; деревянный, обложенный кирпичом, одноэтажный трапезный корпус; деревянный, с подвалами флигель, в котором с 1865 года устроен свечно-восковой завод; баня; погреба; подвалы; службы и скотный двор; наконец, внутри монастыря, есть кладбище, на котором, с разрешения архиерея, погребают и не принадлежащих монастырю покойников; место для сада и огорода, хотя ни того, ни другого доселе не разведено, также как нет колодца с водою. Монастырь обнесен каменною оградою с четырьмя, по углам ее, башнями».
Многие современные описания монастыря срадают одной и той же ошибкой: территория Никольского монастыря находилась не между современными улицами Полевой и Осипенко, а между нынешней Осипенко и Челюскинцев.
В то время эти улицы назывались соответственно — Ново-Никольская и Орловская.
С двух лругих сторон территория монастыря ограничивалась берегом Волги и нынешней улицей Радонежской. Сохранившееся с тех времен здание нынешней Духовной Семинарии, находилось на территории Никольского монастыря, а напротив него — через нынешнюю Радонежскую — располагались Военно-артиллерийские ведомства, некоторые здания которых сохранились по сей день, но находятся в плачевном состоянии.
Тот факт, что здание Семинарии находилось на территории Никольского мужского монастыря подтверждает переписка Преосвященного Феофила с губернатором Константином Карловичем Гротом. В частности, Преосвященный Феофил писал 29 мая 1858 года губернатору Гроту: «Относительно размещения Семинарии на одном с Монастырем участке земли, я тех же мыслей, что Семинарию помещать на этом участке не должно, и между прочими причинами — по той, что за расположением на означенном участке мужскаго Монастыря не останется нисколько места для Семинарии; ибо монастырь кроме церковных, братских и надворных строений, должен иметь огород, сад, свечной завод, гостинницу, также с двором; так что, имея в виду несколько десятин земли в означенном участке, негодных ни к разведению сада и огорода, ни к возведению построек, нельзя предполагать, чтоб у Монастыря была лишняя земля в назначенном для него участке».
Конечно, преосвященный Феофил «несколько лукавил» — под монастырь было отведено более 70 десятин, изъ которыхъ 9/10 во время написания этого письма отдавалось монастырем в аренду, под распашку. По этой причине губернатор не послушал Феофила, и Семинария была построена на территории Никольского мужского монастыря.
Если вернуться к границам монастыря вдоль улиц Ново-Никольской и Орловской, то с этих сторон монастырская территория ограничивалась довольно протяженными протоками, шедшими от Волги. Одна из них доходила от берега реки до самых ворот монастыря, которые до сих пор стоят на улице Осипенко. Следы другой протоки можно увидеть и по сей день. Вспомните овраг, начинающийся от силикатного завода, находящегося у реки Волги вблизи спуска по улице Челюскинцев. Раньше в этом месте начиналась протяженная протока, которая заканчивалась примерно на пересечении улицы Челюскинцев и Мичурина. Описанные протоки и служили северной и южной границами монастыря.
На бывшей монастырской земле во второй половине XIX века образовалось два посёлка — Монастырский и Новый Афон. До революции на территории Монастырского посёлка находилось более 130 домовладений. Здесь расположились мыловаренное заведение и кирпичный завод, который существует и по сей день. Новым Афоном самарцы называли жилые кварталы, окружавшие со всех сторон Николаевский мужской монастырь. В 70-е годы на этой территории был построен 4-й микрорайон города Самара.
Остались в исторических документах имена некоторых из настоятелей монастыря: с февраля 1860 года настоятелем был иеромонах Макарий; с 23 июля того же года иеромонах Николай; с 16 декабря 1863 года Игумен Варлам, а с 1867 года звание настоятеля монастыря предоставлено преосвященному Герасиму, епископу Самарскому.

На камнях и костях

Практически все сооружения Самарского Николаевского мужского монастыря были разрушены в конце 20-х — начале 30-х годов. В январе 1930 года был закрыт и разрушен главный Никольский храм. Из камней разрушенного собора в 1930 году, была построена фабрика-кухня завода им. Масленникова — то самое здание, которое сегодня занимают торговый центр «Пассаж», а также развлекательные центры «Сквозняк» и «Север».
О монастыре сегодня напоминают только разрушающиеся с каждым годом каменные ворота, служившие центральным входом в обитель. Говорят, что большевики не разрушили их в память о маевке, прошедшей около них в 1905 году.
Правда, одно монастырское строение все же сохранилось. Это двухэтажный каменный дом по адресу Осипенко, 10а. В 1992 году оно получило статус памятника архитектуры.
Во времена социализма в этом доме располагалась мужская школа, затем вечерняя школа для рабочей молодежи № 41. В конце 80-х сюда въехал Земельный банк. Долгие годы после закрытия банка здание также простояло закрытым. Сегодня в нем располагается офис строительной компании «Волгатрансстрой». Проведенный этой компанией капитальный ремонт здания, мало что оставил от его прежнего облика. На месте старых деревянных рам появились современные пластиковые окна, изменился внешний вид его фасада.
Кладбище монастыря, скорее всего, находилось на том месте, где ныне стоит здание средней школы № 16. На бывшей территории кладбища также находятся спортивные площадки этого учебного заведения и двор школы.
По слухам, когда владельцы гаражей, находящихся во дворе школы, рыли погреба, они постоянно натыкались на захоронения. С костями монахов не церемонились — черепа и кости просто выкидывали на находящуюся во дворе дома № 14 по улице Осипенко помойку. Кстати, во дворе школы до сих пор можно найти остатки нескольких могильных плит. О размерах кладбища можно судить по тому факту, что с 1863 по 1925 год на нем хоронили не только монахов, но и простых горожан. Кстати, именно на этом кладбище был похоронен Н. В. Постников — основатель известной кумысолечебницы.
Сегодня на кладбище — спортплощадки. Знают ли дети, играющие на них в футбол, что площадки построены на костях монахов и известнейших жителей нашего города? Конечно же нет. Ведь об этом не рассказывают на уроках истории. А зря…

Читайте также: